Алёшин: Приятно видеть российский прототип на американской земле

В конце прошлой недели на трассе Daytona International Speedway состоялись официальные трёхдневные тесты перед гонкой «24 часа Дайтоны», которая пройдёт 30 и 31 января. В этом году в легендарном американском суточном марафоне, который впервые прошёл в 1966 году, российская команда SMP Racing выставит отечественный прототип BR01 и новейшую Ferrari 488 GTE. В состав экипажа, который будет под номером 37 выступать на прототипе BR01, входят Михаил Алёшин, Кирилл Ладыгин, Николя Минассян и Маурицио Медиани. Во время тестов прототип, который в этом году уже принёс команде SMP Racing несколько подиумов в ELMS, показал высокую скорость. Специальный корреспондент AUTOSPORT.com.ru пообщался по итогам тестов с лидером экипажа Михаилом Алёшиным.

Какие впечатления остались от тестов в Дайтоне? Довольны ли в команде тем, как прошли эти три дня с прототипом BR01?

Михаил Алёшин: Мы очень довольны. Всё прошло очень хорошо. Мы даже не ожидали, что всё так будет. По скорости мы вполне сопоставимы с лидерами. В первую очередь мы работали над тем, чтобы найти быстрые, но одновременно комфортные настройки для того, чтобы проехать 24 часа. Мы на самом деле достигли в этом направлении существенных успехов. Всё прошло очень позитивно.

На машине есть какие-то новые элементы? Например, что-то новое в аэродинамике или в чём-то ещё?

М.А.:Нет, машина осталась такой же. Но тут в связи с другими правилами у нас будет больше мощности, чем в Европе. Это связано с тем, что в чемпионате IMSA есть система «баланса сил» для уравнивания машин, потому что здесь не как в WEC или ELMC, где в нашем классе только машины LMP2. Здесь есть ещё так называемые «дайтоновские прототипы», достаточно забавные машины. Они мощнее примерно на 100 л.с., чем LMP2, но при этом они более кондовые в плане самой машины и базы. У них трубчатая рама, достаточно старенькая вещь, но они очень быстро едут на прямых.

Поэтому здесь есть система уравнивания машин. Если приезжает какая-то новая машина, как, например, BR01 в этом году, то следует ряд необходимых процедур. Наша машина была здесь уже за два месяца до тестов. Шасси отправляли в местную аэродинамическую трубу, а мотор — на местный стенд. Всё это делается под руководством гоночной серии и это обычная процедура для впервые прибывших участников на новой машине. Они стараются уравнять машины, чтобы ни у кого не было явного преимущества.

В команде довольны текущим «балансом сил»?

М.А.:Пока да. Но проблема в том, что хоть сейчас мы по скорости едем близко к лидерам, ничего ещё непонятно, потому что все шифруются. Никто, как я понимаю, в полную силу пока что не едет. Связано это с тем, что, например, сейчас Ligier (JS P2 — прим.), ещё один прототип, тоже из Ле-Мана, едет очень быстро на этих тестах. Почти во всех сессиях они были впереди, и мне будет очень интересно посмотреть, что с ними сделают. Потому что руководство серии вполне может между этими тестами и гонкой либо добавить им вес, либо убавить мощность и так далее.

По общим ощущениям, и, ориентируясь на время прошлогоднего поула, я думаю, что мы все будем очень близко. Если посмотреть на состав пилотов, то это как «24 часа Ле-Мана». Тут очень сильные гонщики, много пилотов из DTM, бывших пилотов Формулы 1, очень много гонщиков из IndyCar, все очень серьёзные ребята. Из IndyCar тут Диксон, Пажно, Рейхол, Хоксворт. Собирается очень хорошая компания, и я думаю, что если всё уравняли правильно, то в квалификации все прототипы, в том числе и местные, будут где-то в полусекунде друг от друга.

Насколько мощнее здесь BR01, чем в Европе из-за «баланса сил»?

М.А.:У нас примерно на 50 л.с. сил больше, чем было. Дальше могут что-то поменять. Либо нам что-то добавят, либо у кого-то что-то уберут, но пока что ситуация такая. За счёт того, что у нас очень хорошая машина, нам хватает 50 л.с. чтобы быть на уровне с «дайтоновскими прототипами».

Насколько мне известно, в Дайтоне на BR01 установлен такой же обвес как в Ле-Мане, с минимальной прижимной силой…

Да, абсолютно верно. Это связано с тем, что скорости тут вполне сопоставимы с «ле-мановскими», у нас тут и коробка передач стоит такая же, как в Ле-Мане. Скорости очень похожи, очень высокие.

По программе вы больше работали на гонку, особенно во второй день?

М.А.:Мы в принципе всё время работали на гонку. Как мы все знаем, квалификация в гонках на выносливость, особенно в 24-часовых, особого значения не имеет. Конечно же, мы будем стараться и квалификацию хорошо проехать, но основной упор будет сделан на гонку, потому что гонка, как известно, это самое главное.

За последние примерно полтора года это будет уже твой третий большой марафонский чемпионат, где ты поедешь на прототипе. Как ты оцениваешь его по уровню в сравнении с WEC и ELMS?

М.А.:Если брать именно гонку «24 часа Дайтоны», то это одна из тех знаковых гонок, которую хочется выиграть любому пилоту. Здесь очень серьёзная конкуренция и, как я уже сказал, очень много известных пилотов. Во всех прототипах нашего класса едут очень серьёзные гонщики. Я бы сказал, что именно в этой гонке в нашем классе конкуренция выше, чем в WEC и ELMS.

Будет очень важно хорошо выступить в Дайтоне, потому что это хорошо покажет наш уровень. С одной стороны, это проблема, с другой – это хорошо, но, судя по всему, у нас машина лучше, чем Ligier. Дело в том, что у Ligier немного выше скорость на прямой, им дали чуть больше мощности для компенсации. Если взять машину, то здесь у нас самая быстрая машина сама по себе. Вопрос в том, как всё получится с уравниванием. Это, пожалуй, единственный неизвестный фактор.

В этом чемпионате правила по большей части такие же, как в других американских гонках, что касается, например, флагов и каких-то процедур. У тебя за плечами уже чуть больше одного сезона в IndyCar, это как-то тебе помогает?

М.А.:Я бы не сказал, но мне нравятся некоторые правила, которые есть тут. Например, когда кто-то отстаёт на круг, во время выезда на трассу пейс-кара можно обратно отыграть круг, в определённый момент, когда дана команда. Это правило позволяет бороться до конца, если, например, в начале гонки что-то не вышло. Скажем, неправильно провели пит-стоп, или была какая-то поломка. Чисто теоретически тут к концу гонки всё можно нагнать.

Это доказала и наша гонка в 2014 году, когда я участвовал на Ferrari, тоже за SMP Racing. У нас тогда были и какие-то технические проблемы, и проезды по пит-лейну, но всё равно в результате мы боролись за подиум. Здесь возможно всё, но этим и славятся американские гонки. Здесь всё сделано таким образом, чтобы ни у кого не было явного преимущества. То есть даже если ты очень быстр, не допускаешь ошибок, и команда все 24 часа работает безошибочно, а ближайший конкурент допускает оплошности, он всё равно во время финального часа может оказаться позади тебя и будет бороться с тобой на равных. Это безусловный плюс данного чемпионата, потому что борьба будет идти до конца.

Команда быстро освоилась с шинами Continental? Какие от них впечатления?

М.А.:От шин осталось не очень хорошее впечатление, слава богу, они у всех в нашем классе одинаковые. Шины очень жёсткие, очень «дубовые» и обеспечивают не очень хорошее сцепление с трассой. Они очень плохо прогреваются. Одна из особенностей этой гонки заключается в том, что у нас не будет грелок для резины. И это существенный фактор. На прототипе, откровенно говоря, очень сложно греть резину, машина очень тяжёлая.

Например, в воскресенье на вечерней тренировке мне ставили новую резину, и когда я выезжал, то машина была просто как корова на льду. Нам требовалось примерно два круга, чтобы прогреть резину до оптимальной температуры. А первые несколько поворотов ты едешь очень аккуратно и просто как по льду.

В течение тестов и в нашем, и в других классах некоторые пилоты на выезде с пит-лейна врезались в стену. По той простой причине, что здесь очень скользко, резина плохо прогревается, грелок нет. Ну и, конечно же, погода тоже играет роль. Ночью это действительно будет большой проблемой, будет очень опасно греть резину. Здесь высокая влажность, и мало того, что резина сама по себе «дубовая», она ещё и плохо греется.

С другой стороны, это хорошо, потому что добавляет какой-то фактор неизвестности. Не смог нормально прогреть резину, ошибся, вылетел, ну, значит, не надо было ошибаться. Грелки, конечно, существенно упрощают жизнь, и тот факт, что здесь их нет, добавляет несколько неизвестных.

Цели на гонку поставлены самые высокие после таких успешных тестов?

М.А.:Цели на гонку, конечно же, самые высокие. Безусловно, мы сюда приехали не просто так покататься. Вообще, приятно было видеть российский прототип на американской земле. Очень гармоничная картина. Это какой-то дополнительный стимул для ребят, чтобы не ударить в грязь лицом.

Владимир Башмаков специально для AUTOSPORT.com.ru